FRPG Мистериум - Схватка с судьбой

Объявление



*Тыкаем по первым 2 кнопочкам ежедневно*
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Официальный дискорд сервер

Здесь должно быть время в ролевой, но что-то пошло не так!


Пояснения по игровому времени / Следующий игровой скачок времени: Будет установлено позже


Объявления администрации:
Всем игрокам обратить Внимание!
Стартовали события Временного скачка №7. Читайте подробнее обо всех возможностях и обязательных процедурах, связанных со скачком.

В настоящий момент форум находится в процессе большого Апдейта, затрагивающего переделку игровой механики, ЛОРа и других важных аспектов игры!
Подробнее об обновлении можно прочесть здесь.

Регистрация новых игроков по прежнему находится в режиме "только по приглашению".
Подробности.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Нэривия

Сообщений 31 страница 54 из 54

1

http://sh.uploads.ru/gz93u.jpg
Нэривия, как и все города Эдена, хоть и является отдельной единицей, но все же входит в состав Ладиндрила. Этот район считается преимущественно жилой зоной со множеством искусственных водопадов и парков. Конечно же, тут есть и рабочие зоны, вроде ткацких мастерских, где занимаются обработкой почти всех видов кожи и ткани. Так же здесь находятся обширные фермерские и садоводческие поля. В северной части района и вовсе имеется лесная зона, где можно найти различные лекарственные травы и ценные алхимические реагенты. Тут же зачастую располагаются садовые оранжереи. Ну, и храмы Люммина, само собой, присутствуют тут в большом количестве, как и во всем Эдене. Однако их основное отличие заключается в том, что почти при каждом храме обустроена школа, где дают начальное образование юным архонам. И тем не менее, значительная часть Нэривии - это все-таки жилые дома. Неудивительно, что именно в этой части Ладиндрила нашли свой дом самые высокопоставленные архоны.
В Нэривии имеется один район, который стоит отдельного упоминания. Он занимает довольно большую территорию и носит гордое название "Район искусства". Именно тут проживает большинство современных деятелей искусства - архитекторы, скульпторы, художники, музыканты, поэты и писатели... Почти у каждого из них рядом с домом расположена своя мастерская, где рождаются прекрасные творения искусства. В этом же районе расположены и административные здания, где новые работы этих архонов может увидеть население. Музеи, выставки, театр - практически каждый день почитатели искусства могут увидеть здесь что-нибудь новенькое. Некоторые гости Эдена, кому доводилось побывать в Нэривии, зачастую сравнивают этот район с эльфийскими городами - настолько гармоничная и творческая атмосфера здесь царит.

Внутренние локации:

1. Жилые дома.
2. Район искусства.
3. Ткацкие мастерские.
4. Фермерские поля и садоводческие оранжереи.
5. Храмы Люммина и прихрамовые школы.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2019-04-07 21:09:45)

0

31

Регрет не понимал архонского языка, но прекрасно читал эмоции через язык тела – жестикуляцию, мимику, взгляд – и складывалось впечатление, словно Карминоу ей лично плюнул сегодня в кашу за завтраком. Особенно отчетливо читалось в ее движениях презрение, горечь и пренебрежение; если не ненависть. Интересно, эта архонка всерьез думала, что ее настроение останется незамеченными… Или ей было настолько наплевать, что та не стеснялась своих чувств по отношению к незнакому человеку? Впрочем, пускай – так даже лучше. Если бы он помладше, то без промедления вспылил и попытался как-нибудь хитроумно ответить или задеть, но с высоты пережитого опыта такое отношение к нему казалось совершенно… обыденным. Он же Клык – его боялись, ненавидели, презирали. Как правило молча. Иногда люди это хорошо скрывали, иногда – нет. Если бы он злился на каждого, кто косо на него посмотрит, то можно было бы смело перевесить пол-Империи – а после этого и всю оставшеюся. Потому сейчас он почувствовал что-то вроде облегчения. Да, именно такое отношения он ожидал окружающих к своей персоне – и именно это он сейчас и получил. Пускай не в то время и не в том месте.

Регрет рефлекторно склонил голову и сделал легкий реверанс, прощаясь с архонкой и ее ребенком. Несмотря на то, что в его действиях не было даже намека на усмешку, скорее всего девушка воспримет этот жест именно в таком ключе. Волновало ли его это? Отнюдь.

Видишь? – как только архонка ушла достаточно далеко, Регрет развел руками и улыбнулся с легкой горечью, – Я само очарование. – впрочем, он быстро взял в себя руки и стал куда серьезнее, ведь время потихоньку поджимало и упустить преступника сейчас – непозволительная роскошь. – Кроме того, что люди все плохие и все беды от нашего рода, удалось ли узнать что-то по теме?

Да и не хотелось лишний раз мозолить глаза – чем быстрее они отсюда уберутся, тем лучше.

***

Новый адрес – и снова странное неприятное ощущение. Вновь приоткрытая дверь, однако в этот раз рядом не было ребенка, да и никто не спешил выходить. Регрет переглянулся с Артемисией и тяжело вздохнул:

У вас двери не принято закрывать или это просто сегодня все ожидали нашего скромного визита? – Это была не то шутка, не то мрачная констатация факта. Ситуация и правда складывалась не очень приятная. Судя по тому, как себя вела Артемисия, ситуация должна была складываться совсем другая. Сейчас Клыку следовало бы связаться с официальным представительством архонов и запросить поддержку, чтобы действовать сообща и не нарушать возможные законы, но пади еще найди кого-то. Это не Мистериум и не Иридиум, он даже толком не понимает есть ли тут сторожки и как работают патрули. К тому же, не совсем понятно, сколько времени у них было в запасе, если сейчас произошло чрезвычайное происшествие. 

Регрет сосредоточился на чувстве жизни, стараясь понять есть ли внутри кто живой. Если ему покажется наличие точек жизни странным (ослабевающим или не соответствующим действительности), то ему останется лишь наложить на себя стальной покров и зайти внутрь, внимательно оглядываясь и двигаясь к солярному потоку живых.

За мной. Аккуратно.

+2

32

Женщине перед ними едва ли были нужны оправдания в ответ на её упрёки, как не была нужна и правда о том, что ни Регрет, ни уж тем более Артемисия не принадлежали к "компании", которая сулила такие неприятности её мужу. Вздумай Мисия сейчас объяснять, что её, а точнее их, не интересует её муж, и что к компании Эрика они не принадлежат, это лишь потратило бы время, ничего бы никому не доказало и разве что навлекло на них лишние неприятности.
Поэтому горькую тираду, ранящую её сердце — и без того не радующееся пребыванию здесь — Мисия выслушала без единой попытки вставить хоть слово. Более того, выдержав положенную приличиями паузу после заявления, что искомого мужа нет сейчас дома, Мисия готова была вежливо попрощаться, но вместо этого получила то, зачем они сюда пришли, и обещание, что эта встреча будет последней.
"Так и будет", подумала она, но придержала язык — молчание действительно решало все проблемы. Вежливое прощание адресовалось уже чужой спине, никому особо не нужное, но успокаивающее саму Мисию. Видит Люммин, она не произнесла ни слова лжи и соблюла все приличия... жаль, что это мало что меняло на самом деле.

— Хотела бы я сказать, что это не твоя вина, — по-хорошему, виноватую улыбку Рега нужно было встретить заверениями в обратном, но Мисия, проводив взглядом женщину, не чувствовала в себе сил умалчивать правду, и поэтому Рега встретил взгляд, напоминающий взгляд покинувшей их женщины — отчуждённый и печальный, — Но врать не умею. Я знаю адрес, впрочем, и чем быстрее мы уберёмся отсюда, тем меньше будет проблем.

***
На распахнутую дверь Мисия, хранившая молчание и погружённая в глубокую задумчивость всё то время, что они добирались сюда, уставилась с мрачным подозрением. Слова про последнюю встречу теперь звучали почти как угроза — хорошо если простая женская угроза оборвать эти встречи своими руками, но если дело дошло до инквизиции...
К тому же, это был явно не театр.
— Не мели чушь, — если Рег не понял до этого момента, что дела обстоят хуже некуда, то теперь точно должен был понять — обычное спокойствие Артемисии утратило всю грусть и мягкость, превратившись в спокойствие жёсткое и настороженное.
Последний раз она чувствовала что-то такое в Бауэрстоуне и не прогадала — вот только ни к чему хорошему это не привело.
— Как скажешь, — однако, прежде чем последовать за ним, Мисия замерла на те несколько мгновений, что требовались ей для того, чтоб вновь задействовать дух света и сконцентрироваться лишь на том, что было в доме, отсекая лишнее — иначе бы в городе архонов легко было бы растеряться. Только после этого она последовала за Регретом, заранее готовясь к худшему.

Отредактировано Artemisia (2023-02-26 10:17:57)

+2

33

Чувство жизни не показало Карминоу ничего хорошего. Разумеется, заклинание сработало так, как и должно было, однако оно говорило о том, что в доме находилось всего одно живое существо. Не слишком походило на встречу друзей, которая здесь, вроде бы, должна была состояться, и чародей решил наложить на себя стальной покров - ради собственной безопасности. Дух света Артемисии также указывал на наличие одной ауры в доме, и эта аура была тёмной. В доме было необычайно тихо - так, будто тут вообще не присутствовало никого кроме только что явившихся посетителей. Единственное, что выбивалось из картины нормального архонского жилища - лужица крови, красовавшаяся на белом, идеально чистом полу. Располагалась она у самого входа в одну из комнат, что находился с правой стороны от входа главного, и, чтобы посмотреть, что там было внутри, требовалось пройти чуть дальше вперёд. Именно в этой комнате, как и указывала гостям их поисковая магия, должен был находиться некто. Впрочем, долго гадать не пришлось - бесшумно, как призрак, он выступил из той самой комнаты, позволяя взглянуть на себя. Регрет точно знал: это был Эрик. Мужчина примерно за сорок, высокий, с чёрными волосами. На правой руке три массивных серебряных перстня. Видимых магических щитов на нём не было, оружия в руках - тоже.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/361550.jpg
Эрик де Вилль: - Неожиданный визит? Знаете, я как раз собирался позвать кого-нибудь на помощь. У меня тут два архона подрались. Насмерть. Можете себе такое представить? Вы пройдите, посмотрите, пожалуйста, - он глядел прямо на Регрета и Артемисию, совершенно не мигая. Голос ничего не выражал, и всем своим видом мужчина походил на какого-то психопата, так как эмоций у него не отражалось ни на лице, ни в манере речи. Он стоял у входа в ту самую комнату, держа руки за спиной и буквально сверля посетителей взглядом. Активной агрессии не предпринимал - просто смотрел. И ждал. Вот только чего?

Отредактировано Нейтральный персонаж (2023-03-12 22:55:06)

0

34

Темная аура? – Переспросил Регрет, задумчиво нахмурившись. На сегодняшней встрече никто не упоминал о том, что у чиновника была предрасположенность к запрещенной стихии и это не та деталь, которая легко выветрилась бы из его головы. Возможно, Эрик де Вилль хорошо скрывал свои способности от Министерства Магии и Инквизиции? Такое развитие событий объясняло бы многое, в том числе образ жизни – закрытость, отчужденность, отстранённость и минимальный контакт с людьми. – Будь начеку. Я прикрою тебя, если что.

Оказавшись внутри дома, Регрет прислушался – необычайно тихо, только собственное дыхание нарушало мертвую тишину. Опустив же взгляд вниз, он увидел на белом полу небольшую лужицу крови – свежую, судя по ее цвету. Если предположить, что это кровь архона, то… Регрет обеспокоенно посмотрел на Мисию. Он уже достаточно хорошо знал их некоторые особенности и как щепетильно они относятся к вопросу ценности крови. Неужели Эрик опустился до того, что убил тех, кто готов ему был помочь? Если это так, то Артемисия – возможно – будет желать смерти чиновника куда больше, чем того хочет сам Регрет.

Обойдя лужу крови, Клык пошел вперед – к единственной солярной точке в доме. Увы, худшие опасения подтверждались с каждой секундой – перед ним стоял Эрик собственной персоной. Мужчина ни капли не удивился гостям, ограничившись лишь простой репликой – да какой. Никто бы в здравом уме не поверил в то, что он сказал, а главное, как именно сказал. Голос и речь мужчины казались безжизненными, лишенной всяких эмоций, а ведь в соседней комнате предположительно лежат два трупа. Эрик всегда был таким куском бревна, не способным к сопереживанию и банальному сочувствию, или же он достаточно хорошо знал магию смерти?

Одно было ясно точно – Эрик что-то замыслил и выжидал. Паранойя взъелась не на шутку! Может, чиновник хотел подставить его перед архонами и спихнуть на Клыка убийство, а никаких трупов в комнате нет? Знал, что Рег выследит его аж до самого дома? Нет, потребовалось бы согласие архонов, да и подгадать нужный момент появления было сложно. Готовился ли Эрик для неожиданной атаки, спрятав руки у себя за спиной и складывая жесты для убойного заклинания? Возможно. Может быть, планировал телепортироваться с помощью кольца? Как знать. Вариантов было много, однако думать над ними было не с руки.

Конечно, – Регрет сделал небольшой шаг вперед, прикрывая Артемисию, и улыбнулся, однако в этом жесте не читалось какого-либо дружелюбия. Карминоу одним жестом активировал эгис жизни и стал готовить стальной шар на случай, если мужчина поведет себя хоть на секунду подозрительно: не так дернет рукой, начнет говорить слова заклинания или слишком сильно задумается, пытаясь сконцентрироваться на заклинании. – После тебя, Эрик. Открой. Дверь. – Но он знал, что ожидать чего-либо хорошего от предателя было глупо. Зачем ждать? Подготовленный им шар сорвался в с рук в ту же секунду, как был готов, а следом он стал готовить импульс жизни, чтобы догнать и сбить мага, если тот попытается удрать.

+2

35

Чувство тёмной ауры, обнаруженной духом света, заставило Мисию вздрогнуть — противоестественное, неправильное, оно притаилось прямо здесь, совсем рядом, в самом сердце владений архонов, и от того вызывало в ней не просто праведный гнев, а почти что ненависть. Запретная магия, способная поражать архонов, в Мистерийской империи... а теперь ещё и тёмный маг в Нэривии — что, о Люммин, происходило в мире, и почему все привычные истины были поставлены под сомнение всего за один день?
— Там что-то тёмное, — процедила Мисия сквозь зубы, схватив Рега за плечо до того, как они всё-таки пересекли порог этого дома — жест и тон настолько для неё непривычные, что любой, хоть сколько-то её знающий, понял бы, насколько это знание беспокоит её.
Рег переспросил, и Мисия, не отрывая взгляда от приоткрытой двери, молча кивнула и медленно-медленно разжала пальцы на его плече — руки как будто отказывались её слушаться и требовали совсем другого.

Дом встретил их угрожающей тишиной — такой обычный, такой похожий на её родной дом, и... Мисия наткнулась взглядом на кровь, вздрогнув снова. Все законы, все вбитые в её голову истины, которые, казалось, успели подёрнуться пылью за время жизни вне Нэривии, вспомнились разом, ударяя в голову и пробуждая всё то же желание разобраться с гадиной, пробравшейся в сердце чистого города и нарушившей сразу несколько священных законов.
Если бы под рукой у Артемисии было оружие, она бы уже схватилась за него, а пока  сжатые до боли кулаки отлично выдавали её намерения, далёкие от мирных. И той самой гадине, медленно выплывшей из комнаты — иначе эти движения, похожие на змеиные, описать было нельзя, — не досталось ни улыбки, ни даже спокойного тона. Все заготовленные слова и выученная вежливость слетели прочь, на Эрика Мисия смотрела враждебно, и каждое его слово только подбрасывало дров в огонь её злобы.
— Лжец, — Люммин, наверно, был милостив и лишил её голоса — ответ на его приветствие и рассказ был почти неслышим, потому что от злости у неё перехватило горло. Чтоб архоны пошли на преступление, пролив кровь друг друга? Чтоб единственным свидетелем оказался кто-то вроде него? Ложь, ложь, ложь, наглая ложь!
В её глазах маг, кем бы он ни был, заслуживал удара лезвием света — а может, быть пронзённым солнечными копьями, или, наконец, получить удар перстом Люммина. Всё это было ей по силам, но последним якорем, удерживающим её в рамках, был Регрет, стоявший у неё на пути, прикрывая её от мага, — а на деле невольно спасавший мага от неё и её злобы.

Успокаивающий голос Клыка, обращавшегося к магу, — мягко приказывающий, но на самом деле угрожающий, — дал ей те самые несколько мгновений, чтоб прошептать заклинание и двумя взмахами руки прикрыть Рега солнечным щитом. По правде, Мисия надеялась, что сияние заклинания помешает Эрику, вздумай он защищаться, причинить Регрету хоть сколько-нибудь значимый вред, а ей самой даст ещё пару мгновений, чтоб подготовить солнечные копья — ими, в зависимости от ситуации, она собиралась лишить мага либо возможности бежать, перебив ему ногу, либо пригвоздить Эрика к полу, сбей его Регрет с ног.

Отредактировано Artemisia (2023-04-03 13:07:25)

+2

36

Самой очевидной причиной наличия тёмной ауры в доме казалось присутствие мага, обладающего запретными искусствами. Пожалуй, любой человек бы в первую очередь подумал именно об этом, однако иногда тёмная аура возникала и по другим причинам. Недобросовестность, порочность, умышленные злодеяния - подобные вещи также оказывали определённое влияние на цвет ауры, пусть и не в столь значительном масштабе, как запретные магические стихии. Судя по тому, что Регрету было известно об Эрике, де Вилль весьма подходил под все эти критерии: работал настолько безалаберно, что регулярно подворовывал общественные деньги, а теперь ещё и взял очередной грех на душу - убийство. Несколько убийств. Неизвестно было, чем Эрик ещё занимался в своё свободное время и какой грязи успел нахвататься. Эгис жизни и солнечный щит были успешно наложены на Карминоу, но как только маги подготовились атаковать, произошло нечто непредвиденное.

Эрик исчез.

Даже будучи опытным магом, в первые секунды Карминоу был обескуражен и не понял, что произошло. Внезапное исчезновение де Вилля прямо перед собственным носом заставило чародея спешно оглядеться по сторонам, чтобы взглядом снова найти противника, однако вместо этого он увидел Артемисию. Мёртвую. Её безжизненное тело лежало там, где она стояла ещё буквально несколько секунд назад: лужа крови растекалась вокруг неё и сливалась с той самой кровью, что они увидели, войдя в этот дом. Кругом снова стало тихо: не было слышно ни Эрика, ни каких-либо иных звуков. Стальной шар был подготовлен, однако цели не было в поле зрения... единственное, что Регрет видел в этот момент - смерть.

Селанн казалось, что она просто моргнула, и в этот миг перед её глазами исчезло всё, что мгновение назад казалось важным. Она больше не видела де Вилля: тот просто растворился в воздухе, не издав ни единого звука, а коридор вдруг стал казаться необычайно длинным. Кровь на полу пропала, и ничто больше не свидетельствовало здесь о какой-либо трагедии, убийстве. Артемисия стояла теперь в центре этого коридора совершенно одна, удерживая подготовленные солнечные копья, но не зная, что с ними теперь делать. Неожиданно что-то легко коснулось её плеча сзади, и инстинктивно архонка обернулась, чтобы посмотреть. То, что она увидела, заставило её сердце на мгновение замолкнуть от ужаса: на потолке был виден крюк, а к этому крюку крепилась грубая верёвка. Верёвка была обвита вокруг шеи Регрета, который не подавал никаких признаков жизни. На его мёртвом лице застыло выражения страха, а поблёкшие глаза глядели в длинный коридор - но уже не могли увидеть там ничего.

Отредактировано Нейтральный персонаж (2023-04-07 14:34:32)

+1

37

Заклинание было готово, но Эрик, словно предугадав намерения Регрета нанести превентивный удар, мгновенно исчез прямо на его глазах – без слов заклинания, видимых жестов или малейшего волнения эфира. Регрет от неожиданности, словно загнанный в угол хищник, начал быстро озираться в поисках возможной угрозы, но не обнаружил ни единого следа, ведущего к Эрику. В попытках отыскать мага он резко обернулся назад и тут же опешил, не веря собственным глазам – вместо сосредоточенной на сражении Мисии он увидел позади себя лишь ее бездыханное, обмякшее тело. Рег странно дернулся, словно ему отвесили сильную пощечину и застыл, широко раскрыв глаза. Он замер на месте, парализованный, не способный вдохнуть, не способный отвести взгляд или рухнуть от отчаянья на колени. Под его женой – той, кого он любит больше всего и ради которой готов сам умереть – растекалась кровавая лужа. Крови было много, очень много. Мисия мертва и он, каким-то образом, позволил этому случиться.

"Прикрою тебя". Так он сказал ранее – и эти слова эхом повторялись у него в голове теперь словно насмешка, усиливаясь с каждым разом подобно нарастающему шторму. Не прикрыл. Оставил ее в тот момент, когда ей требовалось помощь больше всего. Она умерла. Умерла из-за него. Умерла, потому что он ничего не сделал. Потому что притащил ее в этот дурацкий дом. Он же знал, знал, черт побери, что тут не все в порядке – и все равно потащил с собой, веря в свои силы! Идиот. Какой же он же идиот.

Регрет сжал кулаки так сильно, что ногти впились в ладонь до крови, а зубы болезненно заскрежетали в немой ярости, отдаваясь ему лишь непривычным холодом во рту. Он иногда представлял себе, как же себя поведет, если с Мисией что-то случится. В этих навеянных кошмарах ему всегда казалось, что он будет в шоке или в отчаянии, но… Нет. Вместо этого он почувствовал невероятный, неестественный прилив сил... и ярости, столь глубокой и бездонной, что ее, казалось, могло хватить на весь мир – дай он ей волю вырваться из-под контроля. Гнев его был подобен огромному пожару, пожирающим сознание фрагмент за фрагментом. Прямо как тогда, в темнице Блекмора, где его ярость обрела форму огненной короны. Его трясло от ярости, от бессилия, от желания найти убийцу. Найти и убить. Нет – уничтожить не просто телу, но душу. Чтобы эта тварь не могла вернуться в мир живых никаким доступным образом. Никто – НИКТО не смеет причинять боль его близким. Никто не имеет права убивать тех, кто ему дорог. Он найдет Эрика и убьет его самым худшим из всех возможных способов и…

Нет. Регрет глубоко вдохнул воздух. Нет. Что-то здесь не так. Что-то не сходится.

Чем дольше он смотрел на тело, тем сильнее понимал, что здесь чего-то не хватало для полной картины. Рег не раз видел чужую смерть; бывало, что и сам умирал; и сейчас в его голове не складывались некоторые вещи. Например, он не услышал падения ее тела – и это притом, что в доме было тихо с того момента, как они перешагнули порог. Не почувствовал он и того момента, как обрывается ее жизнь, а Рег – все-таки маг жизни – чувствовал это слишком хорошо. Не было других звуков, вроде крика, плеснувшей крови, свиста чего-либо. Не было ничего, ведь прошло лишь мгновение с момента исчезновения Эрика. Все эти наброски не складывается перед глазами в ту цельную картину, которую ему словно хотят показать. Или что было уместнее в данном случае – навязать?

Логика и факты начали медленно выводить Рега из того состояния, куда его завели эмоции. Он снова тяжело вздохнул и разжал кулаки. Регрет все еще не мог отвести взгляда от тела Мисии, но сейчас ему требовался холодный расчет. Ведь, возможно, это и не труп вовсе. Возможно ли, что это все иллюзия? А может сон? Возможно ли, что Эрик – маг разума? Регрет скривился в лице, словно наступил в дерьмо. Он уже сталкивался с месмерами и прекрасно осознавал на что они способны, да и без специфики эта магия способна легко одурачить, ввести в заблуждение или заставить человека совершить суицид. Для них провести такой трюк – как в потолок плюнуть.

Это логично. Регрет на стал завершать заклинание, даром что его умений хватало для воплощения таких манипуляций. Вот и еще один мазок в странный факт – если бы прошло много времени, то шар сорвался бы сам собой или так и не оказался бы реализованным. А он все еще был при нем. Регрет закрыл свой разум блоком мыслей. Не более чем шутка, учитывая насколько силен был Эрик. Если, конечно, это действительно была магия разума, а не что-то иное. Это действие натолкнуло его о том, что Эрик сказал перед этим: "У меня тут два архона подрались. Насмерть." Может ли быть так, что он не врал? Возможно ли, что его сил хватит на то, чтобы заставить архонов убить друг друга – и сейчас он пытался повторить такой же фокус с ним и Мисией? И если так, то может ли оказаться, что Мисия сейчас в подобной ловушке? Домыслы. Но чувством жизни Регрет все же решил проверить окружающую его обстановку. Если это было заклинание, то способно ли оно обмануть чувство соляра? В ход пошло и чувство стали – у Эрика точно были серебряные перстни на пальцах, достаточно крупные. Если это не сон (а то мало ли – он уже как-то раз побывал и в таком состоянии), то возможно ему не удастся скрыться от чувства стали.

Оставался другой насущный вопрос: насколько глубока эта иллюзия и есть ли возможность из нее выйти? Если же это не иллюзия... То у него все равно оставался еще один запасной план.

+1

38

Копья так и остались при ней, потому что за какое-то мгновение всё вокруг изменилось — исчезла лужа крови, исчез и Эрик, оставив после себя только всё тот же вкус ярости, даже коридор превратился в длинную змею. Даже Регрет, стоявший до этого перед ней, исчез, и это, пожалуй, было самым странным.
Мисия прищурилась — нет, не пытаясь разглядеть что-то, а просто потому, что ярость быстро смешалась с мрачными подозрениями и тревогой. Внутри будто плясала натянутая струна, готовая лопнуть в любой момент, и потому прикосновение к плечу заставило её вздрогнуть, обернуться и увидеть то, что всё-таки — хоть на мгновение — заставило её застыть от ужаса.
Но только на мгновение.

Шаг назад. Не неуверенный шажок испуганного человека, увидевшего труп, а осторожный, аккуратный шаг назад, чтоб расстояние между ней и этим немного увеличилось. Затем ещё, совсем немного, чтоб быть чуть дальше вытянутой руки — достаточно для длины солнечного копья и недостаточно для того, чтоб у трупа была возможность вцепиться в её шею.
Да, смотреть на это было определённо больно, но мысли, метавшиеся в голове, и послевкусие ярости, которая вспыхнула при виде пролитой крови, не давали ей поддаться панике так просто — как зверь в бешенстве не может остановиться даже после смертельной раны, так и она не могла перестать думать и поддаться порыву ужаса.
Слишком быстро. Всё изменилось слишком быстро, чтоб кто-то увёл Регрета за её спину, накинул верёвку на его шею и вздёрнул его как последнего воришку. Ни конвульсий, ни хрипа, ни даже борьбы. Клык бы дрался до последнего, даже если по какой-то причине решил не звать её на помощь.
Слишком нереально. Могла ли она верить своим глазам, если у неё на глазах исчезли сразу двое, а сам дом вдруг начал меняться?

В то же время, чем дольше она смотрела на тело Рега, тем больше червь сомнений пробивался через ярость, подтачивая её и подталкивая к выводам, далёким от разумных. Смотреть в глаза мёртвого человека, ради которого она переступила через себя не один раз, и при этом оставаться разумной, было тяжело — невыносимо почти, даже несмотря на то, что она уже видела смерть, болезни и немало трупов. Голос внутри, отдающий издёвкой, легко мог перевернуть все её разумные доводы и толкнуть её на путь тревоги и сомнений.
Слишком быстро? Что ж, кто сказал, что прошло слишком мало времени? Может, за это мгновение прошёл час или два, откуда ей знать?
Слишком нереально? А что вообще было реальным в этом доме? Вошли ли они, увидели ли Эрика, действительно ли она успела защитить Рега своим заклинанием до того, как что-то пошло не так?
Может быть сейчас истекают последние секунды, когда она ещё может что-то исправить? Может быть, сейчас она уже умирает, и всё это в сущности неважно?

Мисия стиснула зубы и мысленно приказала самой себе заткнуться. В конце концов, у неё был единственный способ определить время хоть во сколько-нибудь точном промежутке — обратиться к чувству света, пытаясь понять, истекло ли заклинание. Между их входом в дом и ситуацией, в которой они оказались, прошло не более пяти минут — оставалось ещё пять в запасе. Или чуть меньше.
Если оно не истекло, то это должно было прояснить достаточно для дальнейших выводов.

Отредактировано Artemisia (2023-04-08 20:21:32)

+1

39

Магия казалась единственным и последним проводником в настоящий мир. Глаза обманывали, мысли оказались под влиянием чего-то, что явно не желало Артемисии и Регрету добра. Быть может, стоило поблагодарить богов хотя бы за то, что с ними не случилось кое-что похуже? Предположение о том, что Эрик может быть являться магом Разума, было более чем логичным, а Карминоу не понаслышке знал о том, на что способны обладатели этого элемента. Полный захват контроля над разумом, массовый суицид; некоторые, особенно одарённые, даже умудрялись заставлять своих жертв сражаться между собой. Что хуже - увидеть смерть друг друга и не быть в состоянии предотвратить её, или же сотворить смерть собственными руками? При должном умении Эрик мог бы заставить их сделать многое. Возможно, жестокая манипуляция жертвами доставляла ему определённое извращённое удовольствие, а возможно он, как зверь, загнанный в клетку, всеми способами спасал себя самого. Его взгляд, врезавшийся в память, безжизненные слова и ледяной голос заставляли склоняться к первому варианту.

Обратившись к чувству света - к своей самой очевидной путеводной нити - Селанн ощутила, что по-прежнему была не одна в этом доме. Несмотря на то, что в дальнем конце коридора она ничего не видела глазами, там по-прежнему ощущались две ауры: чёрная аура Эрика и аура идентичная с той, какой обладал Регрет. Чёрная аура за долю секунды переместилась в пространстве и оказалась в стороне, приблизительно в той самой комнате, из которой несколькими минутами ранее вышел Эрик. Тёмная точка осталась там, в нескольких метрах от предположительно Карминоу - и сделала буквально пару шагов в его направлении. Чувство жизни Регрета сообщило нечто схожее: одна из живых точек продолжала находиться в том месте, где в последний раз он видел архонку, а другая... за одно мгновение оказалась в комнате за его спиной. У первой точки ощущалось большее количество металла, чем у второй. Эту задачку можно было бы решить гораздо быстрее, если бы чародея неожиданно не окликнул знакомый голос.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/366634.png
Артемисия: - Осторожно. Он у двери! - обернувшись на мгновение, Регрет увидел в комнате Артемисию, живую и невредимую. Ничего в ней не изменилось, и, удерживая заранее подготовленные солнечные копья, она сделала несколько шагов ему на встречу. - Похоже, он не только умеет морочить голову, но ещё и менять всё пространство под свой вкус. Секунду назад я ещё стояла в коридоре...

+1

40

Чувство жизни доносило до него ощущение, что рядом были все те же две живые точки – значит, перед ним действительно иллюзия и настоящая Артемисия жива и здорова. И действительно, не успел Рег толком облегченно вздохнуть и сложить в голове информацию от двух разных аур, как знакомый голос окликнул его со стороны комнаты, где предположительно должны были быть трупы архонов. Трупов он не видел, а вот Артемисию вполне. Ее голос был знакомым, дурманящим и приятным – особенно после пережитого быстрого шока – но в то же время холодная логика с нездоровой паранойей не давали покоя.

Да, Артемисия стояла в другой комнате, и он бы даже с легкостью нашел этому объяснения – магия пустоты теоретически могла бы сработать на руку... Только не в этот раз. Регрет хорошо знал солярную структуру Мисии и «та», что стоит в комнате, не подходила ей. А еще у Артемисии под сюрко была кольчуга, мифриловая. И он хорошо это помнил, потому что сам ее заказывал и сам потом просил помощи в зачаровании у знакомых из Малфероса. И вот у невидимой для него «точки» чувствовался металл, что не скажешь об «Артемисии» в комнате.

Ага. – Радостно кивнул Регрет, искренне улыбаясь… И вновь подготавливая стальной шар так, чтобы Эрику или кто бы это там не был, не было это заметно. – Магия пустоты, наверное. – И в этот же момент Регрет вскидывает руку в сторону «Артемисии» и выпускает стальной шар прямо в район груди. Не теряя времени, Клык вновь начал быстро складывать жесты, однако в этот раз для стальных игл. И хотя расстояние между ними было не слишком большим, сокращать его боевой маг не спешил – если Артемисия тоже выбралась из иллюзии, то был высокий шанс, что она и сама отправит что-то вдогонку. Он ни на секунду не дрогнул, наводя боевое заклинание, хотя мысли о том, что он мог ошибиться, копошились в его сознании подобно стае червей.

+1

41

Чувство света внесло столь желанную ей ясность, заставляя проблемы иного рода отступить на второй план. Теперь можно было отвернуться от душераздирающего зрелища, оставив выводы по этому поводу на потом, и попытаться понять, что делать дальше.
Копья света всё ещё были при ней, но атаковать носителя ауры в ситуации, в которой она оказалась, можно было разве что вслепую... и с риском задеть невидимого для неё Регрета. Об ударной мощи собственного заклинания Артемисия знала прекрасно, и поэтому не спешила. Даже просто броситься к двум аурам означало внести путаницу и усложнить ситуацию больше, чем уже было.
Понял ли Регрет, что что-то не так? Видел ли он то же, что и она?
Если да, то догадался ли?
Всё, что ей оставалось - напряжённо следить за чувством света и ждать, пока тёмная аура позволит атаковать себя без риска зацепить Рега. И... сохранять самообладаение. Не поддаваться на шёпоток собственного разума, повторяющий ей, что это всё её вина, и что, пусть она знает правду сейчас, такой исход - это самая вероятная судьба для них.

— Рег! — она не знала, слышит ли её Клык, но постаралась окрикнуть — до неё только сейчас дошло, что она ничего не говорила и не слышала, и, может быть, её голос смог пробиться через то заклинание, которым, уже без всякого сомнения, их опутали.

+2

42

Артемисия, стоявшая прямо перед Регретом, явно не ожидала столь подлой атаки со стороны собственного соратника: когда стальной шар был направлен к ней, ей понадобилось несколько мгновений для того, чтобы осознать, что это действительно произошло. Страх и боль отразились на лице девушки перед тем как, оторопев от боли, она упала на колени. Неужели Карминоу ошибся? Иллюзия не спешила рассеиваться, а перед ним на полу лежала раненая им же архонка - как он только мог поступить подобным образом? Стальные иглы были почти готовы, вот только стоило ли и их отправлять в догонку?

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/784328.png
Артемисия: - Ты... чего наделал? - прошептала она, и в этот момент чародей почти мог бы поверить в то, что совершил страшную ошибку. И только зов, голос, как будто из другого мира, но в то же время такой родной и знакомый, донёсся до его слуха в следующую же секунду.

- ...Рег!

Голос прозвучал где-то сзади, был едва различим, однако почему-то Карминоу был уверен - этот голос мог провести его обратно в настоящий мир. Стальные иглы вырвались вперёд. Раненая "Артемисия" так и застыла на полу, словно поломанная кукла - не шевелилась, но ещё что-то пыталась сказать. Из её слов не складывалось ничего разумного, внятного, и совсем скоро яркая вспышка света озарила комнату... и вновь изменилась. И Регрет, и Артемисия - настоящая - теперь видели перед собой истекающего кровью Эрика, который, кашляя, опирался руками о пол. Несмотря на нанесённые раны, он ухмылялся и с вызовом глядел на оппонентов, стоявших перед ним в комнате. Чуть поодаль от него, в луже крови, лежали два трупа, два светловолосых мужчины. Де Вилль был серьёзно ранен, и перед Клыком вырисовывалось два варианта развития событий: доставить его в столицу мёртвым или же обезоружить, вылечить и позволить жить - ещё некоторое, скорее всего короткое, время. Взгляд его пропитанных презрением глаз пал на Селанн, всё ещё удерживающую подготовленные солнечные копья.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/361550.jpg
Эрик де Вилль: - Ну что, убьёшь меня, девочка? Хочешь отомстить мне за них? - он кивнул в сторону трупов. - Давай, смелее.

...или же решать судьбу де Вилля придётся не Клыку?

0

43

На миг он все же дрогнул и усомнился в правильности своих действий. Что если он сделал ошибку? Что если он ранил самого близкого для него человека, неверно считав ауру и солярную структуру?

И все же Регрет смог отличить иллюзию от реальности, не без помощи настоящей Артемисии. Ее крик придал ему сил, и он четко направил стальные иглы в сторону фальшивки. Яркая вспышка озарила комнату, знаменуя возвращение в реальность. Рег на секунду зажмурил глаза, а когда открыл их вновь – увидел перед собой Эрика, истекающего кровью. Несмотря на свое достаточно прискорбное положение, он ухмылялся и продолжал язвить. И это в его-то положении! Ничего удивительного в этом не было – власть и безнаказанность быстро развязывает руки, меняет и извращает характер до неузнаваемости. Немногие способны оставаться прежними, почувствовав вкус превосходства. И, как бы прискорбно это не прозвучало, он сам был среди тех, на кого это в свое время повлияло. Ему даже в некотором роде повезло, ведь с него достаточно быстро сбили спесь, но это не отменяет того факта, что при определенном развитии событий он мог стать таким же… Если не хуже.

Карминоу повернул голову назад – Артемисия была в полном порядке. Странно, но облегчения он не испытывал. Перед его глазами вновь и вновь возникла иллюзия ее смерти, ведь если бы он был менее аккуратным… Нет, хватит. Все в порядке. Она здесь, живая и здоровая, явно настроенная на сражение и чертовски злая. Не стоит себя накручивать лишний раз. Нужно уже выкинуть ее «убитый» образ из своей головы, но он то и дело ловил себя на мысли, что в следующий раз ему могло не повезти. Да, у него было воскрешение, но он прекрасно помнил, что это не панацея: смерть Императора тому доказательство.

Впрочем, сейчас нужно было закончить начатое. Регрет вздохнул и, сложив несколько жестов, отправил в сторону Эрика едва заметное облачко парализации тела. Обычно это заклинание сложно использовать в бою, однако в текущей ситуации скорость была не так важно, даром что они находятся в пределах одной комнаты. Регрет подошел к Эрику и с размаху познакомил свой сапог с челюстью мага разума. Он этим его не убьет, но хорошенько "встряхнет" мозг и от такого наверняка отключится. Исцелять Карминоу его пока не спешил.

– Обычно я объявляю обвинение, а мой напарник убивает преступника. Но в этот раз… Все несколько иначе. Он пролил кровь твоих сородичей, так что тебе решать, как мы с ним поступим. – Регрет вовь повернулся к Артемисии, заложил руки за спину и стал терпеливо ждать ее реакции. – Можем убить его здесь и сейчас или сдать местным властям. Меня не интересует, как и где он умрет, важен сам факт совершения правосудия. Что же по трупам…

Рег нахмурился и, задумчиво похлопав по сумке, слабо улыбнулся.

– Я уже сегодня потратил достаточно эфира, накладывая печать, но у меня есть парочка эликсиров маны. С твоей и моей помощью мы можем вернуть их к жизни. Никто лучше не засвидетельствует преступление этого человека, чем его собственные жертвы, да и… – у него перед глазами всплыла фигура девушки и ребенка, – пока я могу помочь, то нужно этим воспользоваться.

+1

44

Видимо, Рег всё-таки её услышал. Ей, во всяком случае, хотелось в это верить, когда она поняла, что иллюзия рассеивается, и что всё кончено — для Эрика, не для них. Почти отступивший было гнев вспыхнул снова, холодным пламенем выжигая её нутро, когда осознание оставшейся позади опасности запоздало ударило по ней, заставляя сжать пальцы на копье света так, будто сейчас эти пальцы находились на чужой шее.
Взгляд Мисии скользнул по трупам архонов, и её губы сжались в тонкую полоску, прежде чем она снова посмотрела на Эрика так, как никогда ни на кого не смотрела — просто потому, что никто до сегодняшнего дня не мог её настолько разозлить. Её рука, сжимающая копьё, поднялась в замахе и замерла, прежде чем заклинание развеялось, следуя её молчаливому приказу.

— Я знаю каждую кость в человеческом теле — а ты, гадина, всё ещё остаёшься человеком, — и я бы сломала каждую из них, а потом исцелила... и повторила бы это не менее сотни раз, чтобы ты почувствовал хотя бы каплю моего гнева. Но у меня нет на это времени... сейчас.

Если бы холод в её голосе был хоть немного материальным, кровь, вытекающая из Эрика, сейчас заледенела бы. От прежней мягкости и спокойствия Артемисии сейчас не осталось ничего, кроме стальной выдержки, не позволявшей ей точно так же пнуть Эрика, как это сделал Рег.

— Исцели его. — Мисия мотнула головой в сторону Эрика, явно обращаясь к Регрету. — Немного, чтобы он не получил лёгкой смерти, на которую явно рассчитывает, но чтоб ему было достаточно больно, чтоб он не смел больше проворачивать свои фокусы.

Следующей её целью были два тела — Мисия знала, что они мертвы, но смутная надежда на то, что у неё ещё есть шанс, толкала её хотя бы попытаться последовать совету Регрета. Присев на корточки перед одним из архонов, она мягко коснулась его шеи, проверяя, что тонкая ниточка пульса действительно исчезла, и лишь затем кивнуть Регу, молча соглашаясь тем, что он предлагал.
То, что будет с Эриком, само собой отошло на второй план. И эликсиры, к счастью, ей пока были не нужны — уж на одного из архонов её сил должно хватить, если Люммин был достаточно милосерден.
— Я займусь вот им, возьми на себя второго — коротко отрезала Мисия, прежде чем начать читать заклинание второго шанса. На случай, если Люммин сегодня милостив, она была готова в любой момент начать концентрацию и для великого исцеления, чтобы душа, вернувшаяся в тело, не вылетела из него в тот же миг.

+2

45

Этой истории суждено бы было завершиться в крови и смерти, если бы сегодня в этом доме оказался кто-то другой. Тем не менее судьба распорядилась иначе: архоны, незаслуженно утратившие свою жизнь, были возвращены в этот мир. Сложно описать, что они испытали, когда снова открыли глаза и увидели свет дня: непонимание смешивалось со страхом, однако в конце концов пришло осознание. Когда им удалось прийти в себя, они рассказали обо всём, что произошло. Эти архоны являлись друзьями Эремара, которые некоторое время общались с де Виллем. Как и договаривались ранее, они намеревались познакомить мужчину с культурой Эдена, но во время его визита произошёл сильный конфликт. Дело было в том, что тёмная аура Эрика сегодня дала о себе знать и обратила на себя внимание Лиона, одного из архонов. Он вместе с товарищем тут же стал задавать де Виллю вопросы: они заподозрили знакомого в тёмном колдовстве и решили прояснить ситуацию. Эрик отнекивался, спорил, и ни в чём не признавался, в результате чего конфликт чрезвычайно накалился. Результат - два убийства.

Эден допускает смертельную казнь в отношении собственных граждан, однако для чужаков предусмотрена депортация и передача преступника в правоохранительные органы его родной страны. Именно так и решено было поступить с де Виллем: разрешив все формальности, Регрет и Артемисия переправили Эрика в столицу. Вскоре он был казнён. Его дом был обыскан, а незаконно награбленные богатства, коих в тайных комнатушках оказалось достаточно много, были изъяты. Единственное, чего не коснулось это дело - сам дом Эрика. Он уже многие годы принадлежал семейству де Вилль, и потому был передан во владения сына Эрика, с которым он не поддерживал контакт. Позже Регрету даже удалось увидеться с Майклом де Виллем: он поведал о том, что отец не всегда был отстранённым и жестоким. Несколько лет назад в нём что-то кардинально изменилось: он перессорился практически со всей семьёй, занимался какими-то делами, о которых никому не рассказывал, и зациклился на деньгах и богатстве. Майкл не мог объяснить природу таких изменений, однако намекнул, что всё могло быть гораздо сложнее простого тщеславия и жадности. Будучи сильным магом Разума, де Вилль мог легко обманывать других - неудивительно, что достаточно продолжительное время он имел возможность заниматься грязными делами. Ещё стало известно, что верная служанка Эрика, Элиза - кажется, так её звали - совершила самоубийство сразу же после его казни.

Впрочем, дела семейства де Вилль совсем скоро перестали интересовать Регрета и Артемисию. Когда они вернулись домой, им было о чём поразмыслить, к тому же и другие дела не заставили себя ждать.

Regret и Artemisia завершают вызов: Пойди туда - не знаю куда

Regret получает:
+5 уровней

Artemisia получает:
+7 уровней

Regret и Artemisia перемещены >>> Скачок времени >>> ???

Игрокам

+1

46

Траст
17089 год - Эра Раскаяния
14 сентября, среда. День.
Дом Митральды.

Септинакс >>>

Перелет прошел хорошо, а благодаря тренированному Пилаху еще и максимально быстро. Нэривия встретила Траста привычными теплыми воспоминаниями - все же место, где ты родился и вырос всегда оставляет свой отпечаток. Здесь было тихо и спокойно, вокруг текла мирная жизнь, а родительский дом неизменно оставался местом, где Крипталу всегда были рады. Вот и сейчас, увидев на пороге дома Траста, Митральда первым делом обняла сына.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/800616.jpg
Митральда: Здравствуй, Траст! А я уже начала беспокоиться, что ты на найдешь времени к нам заглянуть, - улыбнулась женщина. На самом деле, не будь здесь Габриэль и Нури, Траст действительно мог бы и не успеть перед отправкой проведать маму. С другой стороны, они виделись не так уж и давно, благо последние несколько недель Криптал провел на Эдене, так что заглянуть к маме времени хватало. - Однако Габриэль  говорила, что ты придешь - и откуда такая уверенность? - только и подивилась Митральда. Нашла чему удивляться. Впрочем, откуда бы ей знать, насколько далеко распространяются возможности Габриэль? - Пройдемся на задний двор? - предложила женщина. - Нури с Габриэль все равно пока чем-то заняты, а там, на заднем дворе, Фин упражняется вместе с Эндимионом, - сообщила она. - Ты не голодный, кстати? Как вообще себя чувствуешь? - поинтересовалась она, неспешно шагая в обход дома. Ага, вопрос с явным намеком - наверняка будет кормить, когда в дом вернутся!
Пока же архоны неспешно обошли дом, выходя на задний двор, где действительно находились Энди с Фином. Они расположились на небольшом ровном пятачке между яблонями - не вот прям тренировочная площадка, но на двоих места хватало. В руках Фина был тренировочный клинок, которым он раз за разом совершал различные выпады в сторону Эндимиона, а тот находился в исключительно оборонительной позиции. Траст сходу оценил движения мальчика и мог только порадоваться за его успехи - он действовал достаточно точно, экономно расходовал силы, приемы получались у него образцово. Конечно, этого было недостаточно, чтобы хотя бы задеть Эндимиона, но и явно не в том была суть тренировки. Паладин лишь парировал и блокировал выпады, изредка короткими рублеными фразами корректируя малейшие неточности, которые допускал Фин, тем самым вынуждая того повторять прием до тех пор, пока не получится идеально. Когда Траст и Митральда подошли чуть ближе к беседке, стоящей неподалеку, Энди заметил новоприбывших и, улыбнувшись, коротко кивнул Крипталу в знак приветствия. А вот Фин был слишком сосредоточен, чтобы отвлекаться на что-либо вокруг и даже попытался воспользоваться представившейся возможностью задеть оппонента, когда тот на мгновение отвлекся на На Траста и Митральду, но, к сожалению для парня, Эндимион оказался слишком опытен, чтобы столь простой прием пропустить, но зато похвалил ученика за внимательность - не каждый заметит секундное окошко для успешной атаки.

0

47

Септинакс >>>

Финальный этап подготовки экспедиционного отряда к «выходу» проходил без существенных накладок, а потому на душе Криптала было спокойно. Позволив себе отбросить мысли о неминуемых, но ещё не случившихся невзгодах, архон наслаждался тёплыми прикосновениями попутного ветра и в который уже раз прощался с родным Домом: с идеально ровными линиями военных лагерей и тренировочных полигонов Септинакса с его монументальными стенами и «коробками» марширующих центурий; с вечнозелёными парками, переходящими в густые городские агломерации Ладиндрила и Нэривии, высотки которых, казалось, затмевали горизонт и рассекали шпилями облака – всё это Траст наблюдал с высоты десятков и сотен метров над землёй верхом на Пилахе и всё это приводило к согласию с самим собой не хуже любой молитвы. Время в полёте пролетело незаметно, и вот уже совсем скоро показалась знакомая цветущая улица, в которой среди сотен похожих друг на друга дворов центурион даже с закрытыми глазами отыскал бы родительский дом – место, отождествляемое им с воспоминаниями о детстве, о школьных годах и друзьях. О брате. И о матушке. О самом важном в жизни Траста до его знакомства с Нурэлией – о семье.

– Здравствуй, мам! – пробасил Криптал в ответ, только услышав голос матери – расхохотался, едва склонившись над женщиной, достающей макушкой лишь до его плеч, и аккуратно, но всё же достаточно крепко сжав её в своих объятиях. И каждый раз в такие моменты он вновь чувствовал себя ребёнком, беззаботным, лишённым какой-либо ответственности – лишь в такие моменты. Того и гляди начнёт жаловаться! – От Святой Габриэль сложно что-либо утаить, – пожал он плечами, решив всё же не вдаваться в подробности о делах служебных, о сопряжённых с ними тайнах и о том, что сумел заглянуть к матушке во многом лишь потому, что надеялся отыскать здесь Габриэль и Нурэлию. Расстраивать маму Траст, конечно же, не собирался, а потому придерживался в беседах с ней своего рода «домашнего» этикета, который выработал с годами. Выпустив-таки её из своих объятий, архон ненадолго вернулся к стоящему рядом Пилаху, прямо на землю сбросил с него тяжёлый вещмешок и щит и подвёл к коновязи, где уже отдыхали, пили и ели другие крылатые животные поменьше, трое из которых совершенно точно принадлежали Габриэль, Эндимиону и Нури – значит, успел. И, похлопав грифона по гриве, Криптал зашагал к заднему двору – под руку с матушкой. – Чувствую себя превосходно, не беспокойся – только вот волосы на голове так и не отрасли, – пошутил он, широко улыбаясь и проведя по своей начисто выбритой лысине ладонью – шутка, в общем-то, несвежая, ибо мама далеко не сразу привыкла к новой «причёске» сына и не факт, что ней смирилась, однако, самому Трасту сподручнее было сводить эту тему именно к юмору. – А отобедаю с удовольствием – примерно час в запасе у меня есть, после чего вновь должен буду на какое-то время покинуть Сайн-Алдор, увы, – похлопал себя по животу, о «пустоте» которого предпочёл умолчать, дабы не лукавить. В этот момент, обойдя дом и выйдя к заднему двору, они как раз и стали свидетелями тренировочного поединка между Фином и Эндимионом, пляшущим между яблонями, что тут же навеяло центуриону воспоминания о его первых шагах на воинском поприще и об одном из главных постулатов подготовки легионера:

«сражайся головой, а думай сердцем!»

«Отплясывал», впрочем, именно мальчик вокруг своего учителя, ибо контратаками последнего были лишь хлёсткие наставления и меткие советы. Приёмный сын, человек – Фин, несомненно, был пусть и не родным, но сыном Траста, который искренне радовался его успехам, заметным теперь невооружённым глазом. Пусть тело этого ребёнка из-за некоторых особенностей и не было способно развиваться физически, однако, упражнения закаляли в первую очередь характер будущего воина и просто свободного архона или человека, приучали его к дисциплине и самоконтролю. – В науках Фин также прилежен и упорен, как и в фехтовании? «Догонять» сверстников должно быть непросто – тем более в совершенно новом для него мире, – спросил он у матушки уже близ беседки и кивком поприветствовал Эндимиона. Мать Криптала была преподавателем в прихрамовой школе и сама учила Фина наукам, как делала это прежде со своими детьми – весьма требовательным, надо сказать, преподавателем. Траст же... увы, из-за своей занятости не мог похвастаться тем, что уделяет воспитанию сына достаточное количество времени. И теперь он не стал окликать Фина, не желая прерывать урок, а зашёл с матушкой в беседку, где присел на скамью, продолжая наблюдать за поединком – раз уж так удачно вышло, что Нурэлию в доме отвлекала Габриэль, Криптал решил не упустил шанс и провести, скажем так, разведку перед уже своим «боем»: – к слову о детях: как себя чувствуют Нури и наш малыш? Всё ещё буянят? – усмехнулся центурион, не став уточнять, кого из названной пары считает большим ребёнком, потому как беременность, по его мнению, в последнее время всё чаще сказывается на поведении супруги и её эмоциональном состоянии, – как ты полагаешь, она действительно смирилась с тем, что вынуждена оставаться на острове до рождения ребёнка? Стоит ли мне заговаривать с ней о службе или всё же не затрагивать эту тему вовсе?

Отредактировано Траст Криптал (2023-10-14 17:26:11)

0

48

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/353353.jpg
Митральда: Ну, я рада, что все в порядке, а волосы обязательно отрастут, - улыбнулась женщина, - конечно, ты и так коротко стригся, но все равно без волос до сих пор непривычно, - мягко так погладила сына по лысине, для чего даже пришлось привстать на цыпочки. - Хорошо, что на обед останешься. Незачем на голодный желудок на задание свое отправляться, Кто знает, когда ты там нормально поешь, опять будешь в сухомятку, - покачала головой Митральда. - Сейчас Габриэль с Нурэлией закончат там свои дела, и пойдем в дом обедать, они нас позовут, - сказала мама, проходя вместе с Трастом в беседку. На тренировку Фина она глянула без особого интереса - оно и понятно, женщина не то чтобы хорошо во всем этом разбиралась. - Фин очень упорен и старателен, - ответила Митральда сыну с заметной теплотой в голосе. Кажется, ей нравился этот мальчик, пусть и не был родной кровью. Да и вообще живым по сути... - ему тяжело было поначалу догнать одногруппников, с которыми я его учила, но он очень быстро схватывает материал и запоминает большие объемы информации. Сейчас так вообще не отстает. А еще он неплохо ладит со сверстниками, но... они замечают, что он совершенно не растет физически. Сейчас-то могут списывать на особенности взросления, но рано или поздно поймут, что что-то не так. Надеюсь, Фина это не подкосит, - с некоторым беспокойством сказала Митральда. Вообще-то не должно, ведь Фин о своей "особенности" хорошо знает, и для него это не станет неожиданностью. Но все равно, сложно сказать, как через пару лет он будет реагировать на то, что его нынешние друзья выросли, а он все такой же. Возможно, его стоит начать готовить к этому психологически уже сейчас. Ну, тут Митральде виднее, надо полагать.
- Нури... - тем временем усмехнулась мама. - Характер у нее и до беременности был не подарок, а сейчас так вообще словно ураган. Но она молодец, справляется. Направляет лишнюю энергию в какую-либо деятельность. Мне кажется, будущий малыш в этом даже способствует. Она иногда говорит, что максимально комфортно себя чувствует за каким-нибудь спокойным делом. А порой наоборот, прям требуется активность! На днях, когда заезжала, целый огород вскопала, представляешь? - рассмеялась Митральда, а затем задумчивым таким взглядом засмотрелась на кроны яблонь. - Смирилась ли она со своим "заточением" на острове? - протянула архонка и уточнила: - ее словечко. Не знаю. Мне кажется нет. Я думаю, умом она понимает, что так будет лучше для всех, но сердцем она стремится к другому. Не к путешествиям, как таковым, а к тебе, так я считаю. Она не хочет отпускать тебя одного, - перевела взгляд на Траста. - Я ее понимаю, знаю, что она чувствует. Каждый раз, когда тебя куда-то командируют, я читаю молитвы Люммину и верю, что ты вернешься. Но мысль о том, что любая твоя командировка может стать последней, никуда не девается. Она всегда сидит в голове, пусть я и стараюсь об этом не думать, - немного грустная улыбка. - Неизвестность - вот чего опасается Нурэлия, как мне кажется. Возможно Габриэль говорит с ней в том числе и об этом? - предположила Митральда. - Но я думаю, тебе стоит самому ее как-то успокоить. Если ты будешь избегать разговоров о работе, это может сделать только хуже - вдруг она почувствует себя ненужной? - также заметила она.

0

49

– Полагаешь, я слишком наивен, если всё ещё верю в то, что Фин сумеет перебороть этот «недуг» и стать живым по-настоящему? – спокойным тихим голосом спросил Криптал у матери, расположившись под крышей беседки. Он и сам понимал в глубине души, что разумнее всего исходить из наиболее вероятного: тело мальчика навсегда останется неизменным, неокрепшим, юным, ибо зиждется на двух началах – Жизнь и Смерть, – балансируя, но довольно быстро сгорая. Именно такая участь ждёт Фина – именно к ней нужно готовить мальчика, чтобы он окончательно смирился, довольствуясь малым, пусть прежде у него не было и этого. Однако, в то же время понимал Траст и то, что нет ничего глупого и наивного в вере во что-то едва ли достижимое, но определённо светлое – в чудо. Чудеса порой случаются, так ведь? И Люммин с Ангелами порой снисходят до смертных. Криптал по сей день не оставляет попыток отыскать способ помочь Фину, отыскать какое-нибудь «средство»: в молитвах, в аудиенциях с высокопоставленными священнослужителями, в архивных летописях Эдена и иных государств, в беседах с некромантом Бэйлишем – безрезультатно, но важен ведь и сам путь, не позволяющий опускать архону руки. Обе точки зрения – верны, но лишь в теории, ибо непросто принять одну, не отвергнув окончательно вторую. Оттого, пожалуй, Траст и нуждался в совете матери. Он всегда в нём нуждался.

– С тобой разве было иначе, когда ты вынашивала нас с Триальдом? Не зря ведь говорят, что нет в мире ничего более непостоянного, чем настроение женщины, – рассмеялся он в такт смеху матушки, когда та поведала об огороде, вспаханном Нурэлией – и нельзя сказать, что слишком уж сильно этому факту удивился. Нури – женщина волевая, сильная, упрямая. Скорее уж её порывы смирения и спокойствия казались Крипталу чем-то новым, а потому именно их он списывал на влияние малыша в её брюхе – вероятно, и сын будет спокойным. Хотя почему «будет»? Он и есть. Живой, брыкающийся. Весь в отца. Тем временем и беседа Траста с мамой зашла в более серьёзное русло, ибо и поводы были соответствующие. – Все мы чем-то жертвуем – и ты, и Нурэлия, и я, – кивнул архон, согласившись, – на месте Нури я также считал бы это решение «заточением», так что прекрасно её понимаю. И самому мне будет её не хватать там, за пределами острова – это правда, – пожал он плечами, нисколько не лукавя, потому как привык к тому, что супруга всегда находится рядом. Привык к её советам, к её смеху, к согретой ею постели и даже к спорам с ней. И тем не менее оставить Нурэлию в Эдене и даже «запереть» её здесь будет правильно – жизнь ребёнка важнее их прихотей. – Ты права, я поговорю с Нури перед отбытием. Нам с ней действительно стоит обсудить и служебные, и некоторые личные вопросы, в том числе наедине. И тебе как хозяйке этого дома придётся мне в этом слегка подыграть – займёшь чем-нибудь Фина и остальных, чтобы не мешались. Впрочем, мне также нужно будет перекинуться парой словечек с Габриэль, так что будем импровизировать, – улыбнулся Траст широкой улыбкой и приобнял матушку одной рукой, вовлекая её в свою «игру», ибо помнил об обещании, данном тёще этим утром. Без союзников на поле этой битвы не обойтись.

Отредактировано Траст Криптал (2023-11-01 19:34:25)

0

50

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/581685.jpg
Митральда: Полагаю, что твоя вера попросту непоколебима, - ответила сыну Митральда, мягко положив свою ладонь поверх его, - я тоже хочу верить в чудо, может отмолим мы Фина, и Люммин даст свое благословение, - улыбнулась она. Сложно сказать, насколько сильно верила Митральда в то, что Фин действительно сможет "ожить", но если она читала молитвы и за него, то вера точно еще не угасла. Кто знает, а вдруг и правда есть шанс на то, что Люммин услышит эти молитвы и даст Фину второй шанс. Правда, Габриэль когда-то что-то рассказывала про законы равновесия мироздания и тому подобное. Для Траста это были слишком сложные материи, и он до сих пор до конца не понимал, как это все устроено. Но для того, чтобы верить в лучшее, вовсе не обязательно разбираться в таких сложных вещах, верно?
- Моя беременность протекала не так экспрессивно, - рассмеялась тем временем Митральда. - Хотя... возможно мне так только казалось, и со стороны все выглядело иначе, - все же усмехнулась она. - Перепады настроения - это нормально. Но Нури и правда бросает из крайности в крайность, возможно это свидетельствует о сильном магическом даре малыша? Пока еще рано об этом говорить, но, думаю, через месяц-другой мы уже сможем понять наверняка, какие возможности у него могут быть, - предположила мама. В общем-то о том, что будущий малыш и правда имеет предрасположенность к магическом удару, Траст и так уже знал, ведь ребенок влиял на способности Нурэлии. Однако то, что это может повлиять и на ее деятельность в целом, супруги явно не учли.
- Не волнуйся, Траст, я обеспечу вам возможность пообщаться наедине, - улыбнулась Митральда. - Мы с Фином проводим Габриэль и Эндимиона после обеда. Или, если они на обед не останутся, то сначала проводим их, а потом уже вернемся - у вас будет время поговорить с Нури, - заверила она. - О, кажется тренировка подошла к концу, - воскликнула женщина, заметив, что Энди с Фином направляются к беседке.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/177647.png
Фин: Пап, ты видел? У меня уже получается тройной удар наносить через прыжок! - жизнерадостно воскликнул парень, бросившись к Трасту. К слову, он действительно это видел - весьма необычный прием, который самому Крипталу было бы сложно провернуть ввиду его габаритов. А маленькому и юркому Фину это сделать было куда сподручнее - точный прыжок над оппонентом, а затем стремительная атака после приземления поочередно с трех сторон, пока противник еще только пытается на них реагировать. - Мама сказала, что у тебя снова командировка. Возвращайся поскорее, а мы тебе сюрприз подготовим!
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/914417.jpg
Эндимион: На сюрпризы ты, пожалуй, горазд, - усмехнулся подошедший паладин и, пожав руку Трасту, потрепал парнишку по голове. - Хорошо подловил, когда я отвлекся. Внимательность - твоя сильная сторона.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/581685.jpg
Митральда: Его сильная сторона - это ум, - назидательно сказала Митральда, - а уже благодаря ему он на тренировках проявляет такую сноровку - не просто заучивает приемы, а думает, когда и что делать, - Энди не стал спорить, только вежливо кивнул в знак согласия. - Ладно. Думаю, пора проверить наших девушек. Пойдем в дом? - предложила мама и тут же засомневалась: - Или мне самой лучше сначала проверить, а потом вас позвать, если они закончили?

0

51

– Значит, будем верить, – тихо произнёс Криптал, услышав от матушки слова поддержки – вдвоём верить в чудо как-то попроще, что ли. Проще передавать свою веру другим и, в первую очередь, самому Фину, который, как ни крути, является особенным человеком и навсегда таковым останется даже в случае, если с Божьей помощью обретёт настоящую жизнь. Ведь одно из ключевых качеств, характеризующих воина – это умение превращать свои слабости в преимущества. И отеческий долг обязывает Траста донести эту мысль до мальчика. Пока ещё не поздно.

– Конечно, видел, сын. И убедился, что ты делаешь большие успехи, – не скрывая чувства гордости, ответил Криптал, взъерошивший рукой шевелюру Фина и крепко прижавший того к себе, – уж я-то точно так прыгнуть не сумею. Да и мама твоя – вряд ли, хотя в гибкости ей и не откажешь, – расхохотался архон, пожав в приветствии руку Эндимиона и двусмысленно подмигнув тому в такт шутке, лишь с запозданием вспоминая об обетах безбрачия и целомудрия паладинов… Однако, уже от этого улыбка Траста не стала! – Верно, Фин. После обеда отбываю в дальние земли, оставляя наших женщин под твоей защитой. И так и быть, привезу вам всем подарки – сюрприз на сюрприз, – уже куда более серьёзным тоном подтвердил он догадки сына о новой командировке, не преминув подсластить слова и ложкой «мёда». Подарки все любят. Как и похвалы – как те, что лились теперь из уст двух учителей в адрес их юного ученика, что, разумеется, нельзя было оставлять без внимания. – Что ж, подобные оценки определённо заслуживают поощрения, как считаете? – усмехнулся центурион, оглядев матушку, Энди и самого Фина и остановив взгляд на последнем: – поступим так: когда я вернусь в Эден, мы с тобой вдвоём отправимся в поход на «Восточный щит» – скажем, на неделю, без лишнего барахла и припасов. Заодно закрепим всё, чему ты успел научиться. Согласен? – решил он, не сомневаясь в положительной реакции Фина, и сам обрадовался тому, какая замечательная идея пришла к нему в голову. Траст рос без отца и о подобных семейных «боевых выходах» на Щитовые острова, окружающие Сайн-Алдор, в детстве мог лишь мечтать – и именно на свои былые мечты он и опирается теперь при воспитании сына, не имея иного примера. Оба они учатся, шаг за шагом. – Ладно, иди поздоровайся с Пилахом, а то он обидится, – произнёс, наконец, Криптал, вспомнив о горделивом грифоне, когда мама предложила всем пройти в дом. Есть и правда хотелось, так что тянуть с этим он не стал. – Да, идёмте в дом. Хватит им там сплетничать, – согласился Траст и зашагал к входной двери, предполагая, что «сплетничают» Нури и Габриэль именно о ребёнке в животе архонки – и любопытство центуриона сейчас пересиливало даже чувство голода, – кстати, а где Бук? Неужто спит? – вдруг спросил он на ходу, всё же замедлив шаг, ибо пёс действительно не потрудился даже встретить Криптала. Вот ленивое животное!

0

52

Похвала Траста воодушевила Фина. Много ли ребенку надо для счастья? Всего лишь, чтобы его замечали. Так что внимание отца, пусть и приемного, было для мальчика важным. И еще более важным было то, что Криптал пообещал взять его с собой в поход, когда вернется с задания! Фин даже ушам своим не поверил, так и сидел с открытым ртом, но потом издал радостное восклицание, готовый делиться своим счастьем со всеми вокруг. Как будто его вот прямо сейчас в поход звали, а не когда-то потом, когда Траст вернется.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/610430.png
Фин: Ура, ура! - радовался мальчик. - Шутишь? Конечно, я согласен! Я буду усердно тренироваться с дядей Энди, чтобы точно было, что показать в походе! - заверил он.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/668609.jpg
Эндимион: Да уж куда усерднее, наш график тренировок и так под завязку, - усмехнулся паладин. - Большее количество тренировок пойдет лишь во вред, - добавил мужчина.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/962829.jpg
Митральда: Вот-вот! Не стоит перетруждаться и брать на себя больше, чем сможешь вынести, - назидательно сказала Митральда. Действительно, учебу ведь никто не отменял, да и отдыхать тоже когда-то надо. Всего должно быть в меру. - Ладно, иди быстренько поздоровайся с Пилахом и возвращайся в дом, обедать будем. Траст прав, время не ждет, а Нури с Габриэль еще успеют поговорить, - Фин, кивнув, убежал к грифону, а остальные направились в дом. - Бук там в комнате с девушками был, - попутно сообщила женщина, когда сын спросил про пса. - Но если они закончили, то... - договорить она не успела толком, так как стоило перешагнуть порог, как навстречу архону выбежала лохматая тушка и с радостным лаем принялась его встречать. Это, к слову, явно свидетельствовало о том, что и Гарбриэль с Нурэлией свою беседу завершили, раз открыли псу дверь. И точно - девушки встречали вошедших уже в гостиной. И первой, разумеется, была супруга, которая, увидев Траста, немедленно устремилась к нему "летящей походкой" и крепко обняла. Габриэль же просто сдержанно улыбнулась и кивнула в знак приветствия, не сходя со своего места.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/255719.jpg
Нурэлия: Мы тебя ждали! - улыбнулась Геарон. - Я знала, что ты не уедешь просто так, не повидавшись со мной. И у меня есть для тебя сюрприз... - интригующе произнесла Нури и, подмигнув, "клюнула" мужа в щеку. - Но сначала обед! Я помогала готовить твое любимое блюдо, так что не отвертишься. А Фин где? - наконец, окинула взглядом присутствующих и само собой не заметила мальчика.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/962829.jpg
Митральда: К Пилаху побежал, - быстро ответила мать. - Пойдем, поможешь мне на стол накрыть, а Эндимион пускай Фина позовет, а то он там с грифоном провозится до вечера, - тихо рассмеялась женщина и, взяв Нури под локоть, потянула в сторону кухни. Энди же пожал плечами и направился на выход за ребенком. Было очевидно, что все вот так быстро расходятся не просто так - выражение лица Габриэль хоть и было по-прежнему безмятежным, но создавалось стойкое ощущение, что она хотела бы перекинуться с Трастом парой слов наедине. И видимо это ощущение было не только у Криптала.

0

53

Радость Фина не могла не передаться и Трасту, по довольному виду которого можно было легко понять, что и он сам уже ждёт своё возвращение в Эден и грядущий затем поход с приёмным сыном – потому что так оно в действительности и было. Безмятежность этой уютной семейной атмосферы окончательно пленила центуриона, и с лица того уже не сползала улыбка, которая вновь перешла в смех, когда на пороге дома показалось лохматое «лекарство» от уныния!

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/2663/376411.png

– Привет, ленивый добряк! – искренне хохотал Криптал, отбиваясь от нападения – здоровое и теперь весьма упитанное и тяжёлое чудище быстро добежало до архона и, сменив лай на поскуливания, активно принялось вставать на задние лапы и даже слегка подпрыгивать в стремлении «клюнуть» его в лицо. Безуспешно, к несчастью для пса, который не виделся с Трастом уже почти две недели, а потому последний, наконец, пригнулся и сдался, приобняв Бука и дав ему себя облизать, после чего аккуратно повалил на пол, где животное сначала с неохотой, а затем и с наслаждением принимало почёсывания пуза. Добрым Бук был определённо, а вот ленивым его сделала вечная жара Сайн-Алдора, вынуждавшая пса в его плотной золотистой «шубе» больше спать, скрываясь в тени, и спасаться частыми купаниями – в том числе и в небольшом бассейне на заднем дворе дома. Впрочем, Крипталу всё равно казалось, что Бук не скучает по лесам, степям и болотам Мистерийской империи, где архон его нашёл ещё щенком и приютил пару лет назад, путешествуя по тракту вместе со своей теперь уже словно бы давней подругой Лией Лелетеей. Как и Фин он теперь является членом большой и разрастающейся семьи Траста. К слову о «разрастании»… – Судя по всему, сюрприз приятный, – предположил центурион не без любопытства в голосе, когда обняла его уже подскочившая Нурэлия, которая также не обделила мужа поцелуем. Удовлетворённый такой встречей, архон невольно положил одну из своих ладоней на уже едва заметное, как ему казалось, «пузо» супруги, однако отнюдь не с целью его почесать, а желая таким образом оказаться ближе и к малышу, с которым наверняка и связана та самая хорошая новость, заинтриговавшая Криптала. Он, конечно, понимал, что не стоит торопить Нури, а потому послушно подыграл ей, проводив взглядом и не став даже угадывать, какое из его любимых блюд она приготовила, дабы не опростоволоситься, не назвав нужное. Всему своё время – о верности этой мудрости говорили и ловкие действия мамы Траста, которая довольно быстро спровадила всех из гостиной, оставив сына наедине с Габриэль, как и требовала, казалось, сама ситуация. Бук к тому времени уже успокоился и сидел рядом, свесив язык из раскрытой пасти и ожидая своей порции внимания, но центурион командой отправил пса во двор – вслед за Эндимионом, к Фину, дабы не отвлекаться, ибо разговор предстоял важный и, вероятно, крайне серьёзный. – Рад видеть тебя, Габриэль. Хвала Люммину, не разминулись, – поприветствовал девушку теперь уже и словами, а не одним лишь кивком, шагая к аскетичной на вид, но весьма удобной софе, на которой восседала Габриэль – и сел рядом, пусть, разумеется, и не вплотную. В официальных встречах, в компании командования или иных важных лиц Криптал всегда обращался к ней на «Вы», ибо понимал, кем она является для всего Эдена, однако в непринуждённой и даже домашней обстановке подобное, конечно же, было бы лишним и даже нелепым. – Легат сообщила, что ты искала со мной встречи. Как я понимаю, дело в божественном озарении, – вновь сделал предположение Траст, теперь будучи уже не столь уверенным, ибо речь шла слишком уж о высоких материях, о сути которых он мог лишь догадываться, пусть уже и сталкивался с ними прежде, – неужели всё по-прежнему плохо, если сам Люммин Милосердный решает ниспослать смертным очередное предостережение? И должен ли я знать что-то, что позволило бы мне не стать вольно или невольно тем самым катализатором для событий, нежелательных для Всеотца и губительных для Мистериума? – прямо спросил он, продолжив, и достал из подсумка свёрток той самой карты – ветхой, древней, с нанесённой на ней пустынной местностью, – и развернул его на небольшом чайном столике, стоящим напротив софы. Как бы странно это ни звучало, но Криптал скоро отправится в ту самую пустыню, в те самые места, к тем самым врагам и опасностям, а потому ему меньше всего хотелось «наломать дров» там, где предпочтительнее ничего не делать вовсе. – Вот. Возможно, ты уже видела эту карту – и, быть может, видела какие-то из этих мест в образах своих видений, в которых, как сказала легат, являлись демонопоклонники, – на всякий случай кивнул глазами на пергамент, на котором, в отличие от копии карты, не было свежих обозначений – в надежде, что Габриэль сумеет указать в том числе и на какие-то знакомые ориентиры, запомнившиеся в видениях. К тому же архону было любопытно, не смутит ли девушку эта карта сама по себе – как древний предмет, как реликвия прошлого, как… маяк? Траст ведь не был до конца уверен, что или кто именно сообщил демонопоклонникам о местоположении захоронения павшего пустынного народа – шпионы культа в Дестинии или же сама карта, поднятая центурионом с морского дня.

0

54

Ленивый добряк с завидным усердием приветствовал Траста и постоянно крутился вокруг, даже когда пса оттеснила Нурэлия. К слову, она так и не ответила, какой именно сюрприз ждет мужа, лишь загадочно улыбнулась, сохраняя интригу. Но "пощупать" малыша, разумеется, позволила, как же без этого! А вот связана ли новость с ним... тут можно было лишь гадать. Впрочем, ждать явно недолго, но для начала следовало переговорить с Габриэль - не просто же так все начали упорно расходиться. Ну, почти все. Последним помещение покинул Бук, и то лишь из-за того, что Криптал сам его направил на выход.
https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/662487.jpg
Габриэль: Мы не могли разминуться, - как всегда со спокойной улыбкой ответила Габриэль, дожидаясь, пока Траст сядет рядом, а затем подтвердила: - Да, Селлиора сказала правду. Я действительно хотела встретиться до твоего отбытия. И я знала, что ты обязательно придешь сюда, - короткая пауза. - Я говорила с Люммином, - прозвучало таким обыденным голосом, будто речь шла не о Боге, а какой-нибудь соседке. - Он не должен вмешиваться в дела смертных, но сейчас не тот случай. Сюрприз, о котором говорила Нурэлия, связан в том числе и с этим. У нее для тебя подарок, который я освятила своей энергией. Он проявит себя, когда придет время. В час крайней нужды, если ты не утратишь веру в себя, он перевернет ход всего, - прозвучали ну крайне загадочные слова, и Габриэль явно не намеревалась раскрывать эту тайну. Видимо, до этого Траст должен будет дойти самостоятельно. - Люммин сказал, что архоны приблизились к тайне, что покоилась веками. Раскрытие этой тайны может привести к катастрофе, и сейчас лишь от небольшой компании зависит, каковы будут последствия. Твоей компании, Траст, - уточнила Габриэль. - "Слушай своё сердце, путь не всегда идёт по прямой. Иногда несколько путей могут становиться единым целым, а выбор одного из них не ставит крест на другом. Они лишь взаимно усилят друг друга". Это цитата, - улыбнувшись, сказала Габриэль. - Люммин хотел, чтобы я дословно передала это тебе, - сообщила девушка. - Не говори никому об этом, даже Нурэлии. Это послание было лично для тебя, - также добавила она, а затем с интересом присмотрелась к продемонстрированным Трастом картам. Она довольно долго их изучала, так что у центуриона вполне себе было время подумать над ее словами.
- В обход змеиного каньона, где выжить шансов просто нет,
- Я шел в опасное ущелье, ведь я узнал его секрет:
- Не зря я под горой тенистой провел пять дней и шесть ночей,
- Теперь смогу обезопасить долину солнечных теней.
- Бессильны будут силы зла, пусть хоть веками в тенях рыщут,
- Им невдомёк, что лишь агат путь к их сокровищу отыщет.

https://forumupload.ru/uploads/0001/52/10/522/662487.jpg
Габриэль: Это стихи неизвестного автора, на которые я когда-то наткнулась в книгохранилище Церкви Огня, - сообщила собеседница, выдернув Траста из раздумий необычным стихотворением. - Не думала, что они могут быть чем-то большим, нежели просто литературное творение. Однако названия на твоей карте говорят сами за себя, - указала на документы Габриэль. - Долина солнечных теней, - указала она на то место карты, где было написано слово "Теней". Видимо, предположила, что затертость на карте как раз и есть недостающая часть названия. - Там подсказка. Полагаю, там должен храниться некий агат, который укажет тебе путь. Агаты бывают разной формы и расцветки, а многие из них запросто можно использовать в качестве декоративных украшений. Их иногда так и называют - пейзажные агаты. Они довольно крупные, и в них можно увидеть картинку. Она может стать подсказкой, - сказала девушка и обратила взор ясных глаз на Криптала, словно ожидая каких-то вопросов.

+

Прошу прощения за длительную задержку поста. И да, с Новым Годом!

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно